Жития Брянских святых

Житие Преподобного Благоверного князя Олега Брянского   

Олег Брянск

 

(память 20 сентября / 3 октября, в Соборе Брянских Святых)

Нашествие на Русь ордынских полчищ в XIII веке было воспринято современниками как «погибель Русской Земли». Померкла самобытность государства, расхищены его богатства, замерла торговля, сожжены города, храмы и иноческие обители. Гибло все земное, временное, все дела рук человеческих. Уцелело лишь то, что вечно и непоколебимо: вера Христова, Церковь Православная, которую, по обетованию Спасителя не одолеет и сам ад. Она очищалась, как золото, в горниле страданий, возвышалась незыблемо, как утес в бушующих волнах океана. Только на этом камне веры могла возродиться Русь, когда наступил час ее Воскресения.

В эту эпоху особенно остро ощущалась малозначимость «славы мира сего, » и в то время, как одни князья всеми правдами и неправдами искали и добивались власти, другие с легкостью расставались с ней, предпочитая нетленную славу Царства Небесного.

Исповеднический подвиг в языческой Орде князя-мученика Михаила Черниговского и его боярина Феодора 20 сентября 1246 года имел вселенское значение. На все уговоры окружавших уступить требованию хана и поклониться идолам, тем самым сохранить власть и в дальнейшем послужить Руси, как и на прочие лукавые речи, князь Михаил отвечал: «Не хочу я быть христианином только по имени, а дела творить языческие». Устояв перед этим великим искушением и не дав повода к соблазну братии, князь претерпел мученическую кончину ради Христа. «Не погублю души моей, прочь слава мира сего тленного», эти предсмертные слова Святых Михаила и Феодора стали завещанием Православной Руси.

«Род праведных благословится», — говорит Святой псалмопевец Давид. Это в полной мере относится к Святому князю Михаилу. Он стал родоначальником благочестивой династии, дети и внуки князя продолжили его христианское служение.

Дочь Страстотерпца Михаила, Преподобная Евфросиния Суздальская, за свое строгое постническое и Богоугодное житие причислена к Лику Святых. Сын Михаила, князь Брянский Роман, также стяжал особенную милость Божию. В 1288 году он получил исцеление перед чудотворной иконой Божией Матери на Свенской горе, где впоследствии основал храм и монастырь во имя Успения Пресвятой Богородицы. Ныне он почитается как Святой благоверный князь.

Из летописей известно, что в 1274 году Роман вместе с сыном Олегом (во Святом Крещении — Леонтием) участвовал в военных действиях против Литвы. По окончании войны Олег приезжал во Владимир Волынский к своей сестре Ольге (во Святом Крещении — Елене) Романовне, супруге благочестивого князя Волынского Владимира Васильковича, создателя многих храмов и монастырей. Наследовав после смерти своего мужа богатые земли на Волыни, она, надо полагать, помогала брату Олегу в устроении его Брянской обители.

Видя, сколь преходящи и непрочны красоты и богатства земные, Олег отказался от заманчивой наследственной власти великого князя Черниговского, передав ее своему брату, а сам принял монашество с именем Василия, в созданном им на свои средства, Брянском Петро-Павловском монастыре. В этой обители Святой благоверный князь скончался строгим подвижником в начале XIV века, предположительно в 1331 году.

Тело Святого Олега Брянского было погребено под спудом в соборном храме его монастыря.

Известно, что из благоговения к памяти Святого князя-подвижника Патриарх Никон возвел Петро-Павловскую обитель на степень ставропигии (ставропигиальный монастырь управляется не епархиальными Архиереями, а непосредственно Патриархом). В 1701 году на месте деревянного храма, где покоились Святые мощи Благоверного князя, был построен каменный храм в честь Введения во Храм Пресвятой Богородицы с приделом в честь Первоверховных Апостолов Петра и Павла. В другом приделе вскоре был освящен Престол в честь иконы Божией Матери «Знамение».

В ноябре 1893 года Великий князь Константин Константинович, пожертвовал Петро-Павловскому монастырю икону «Святого благоверного князя Олега Брянского Чудотворца со сребропозлащенною к ней лампадою, весом 2 фунта 17 золотников и четыре билета пятипроцентных по 150 рублей с тем, чтобы проценты с этих билетов поступали на елей в неугасимую лампаду пред этой иконой». 4-го октября 1894 года разрешено было издание икон Брянских Святых, князя Олега и Преподобного Поликарпа, а также их металлических образков.

14 июля 1897 года Святейший Синод, в ответ на ходатайство Брянской городской Думы, издал указ, в котором говорилось: «По вниманию к благочестивому усердию граждан города Брянска и согласно отзыву Преосвященного Орловского, Святейший Синод определяет: совершать ежегодно в городе Брянске торжественное празднование в честь Святых угодников Олега и Поликарпа, в дни их памяти, дозволив вместе с тем возглашать имена этих угодников Божиих на отпустах и носить их иконы вместе с иконой Свенской Божией Матери в ежегодно совершаемом 11 августа крестном ходе вокруг города Брянска…»

13-го июля 1900 года Брянская городская Дума объявила 20 сентября — день памяти Брянского угодника Божия, Святого князя Олега — не торговым днем. В этот день, с 1900 года, во всех Брянских храмах совершались торжественные Богослужения, а торговля была закрыта. В 1903 году, по благословлению Святейшего Правительствующего Синода, издан «Верный месяцеслов всех Русских Святых», где впервые указан и день памяти Преподобного Олега, князя Брянского — 20 сентября / 3 октября.

В начале 1930-х годов, по благословению Архиепископа Брянского Даниила (Троицкого), во избежание поругания от безбожников, произошло перезахоронение мощей Преподобного князя Олега. Честные мощи были перезахоронены в подклете под Алтарем Введенского храма обители. Принимавшие участие в перезахоронении дали обещание не рассказывать никому о происшедшем. Лишь в 1995 году бывшая староста Введенского храма Мария Александровна Белова, которая в 1930-е годы была юной прихожанкой, открыла местонахождение Святых мощей.

По благословению Высокопреосвященнейшего Архиепископа Брянского и Севского Мелхиседека, усердием протоиерея Георгия Козловского и других священнослужителей Введенского храма местонахождение Святых мощей Преподобного князя было обнаружено.

10 августа 1995 года честные останки Святого Олега были вновь обретены. До 2012 года они почивали во Введенском храме Петро-Павловской обители. Ныне ковчег с мощами находится в Брянском Кафедральном Соборе. Каждое Воскресение во время вечернего Богослужения пред ними совершается чтение Акафиста Преподобному Олегу Архиерейским Служением.

Установилась добрая традиция, по которой у мощей Святого Олега служится напутственный молебен для Брянских призывников, которые испрашивают у князя-воина благословения и помощи в прохождении воинской службы.

5 декабря 2003 года, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, было установлено празднование Собора Брянских Святых в день памяти Преподобного князя Олега Брянского.

 

Житие Преподобного Поликарпа Брянского

Поликарп Брянский
(память 23 февраля /8 марта, в Соборе Брянских Святых)

Письменного жития Преподобного Поликарпа, к сожалению, не сохранилось. Поэтому точных сведений о времени его земной жизни, а также о времени основания им Преображенского монастыря не имеется. В описи монастырей 1662 года этот монастырь именуется Спасским и Поликарпа Чудотворца. Следовательно, в начале второй половины XVII века Преподобный Поликарп был уже прославлен Русской Православной Церковью в Лике Святых. Поэтому наиболее вероятным следует признать, что названный монастырь основан не позднее начала XVII века.

Недостаток и такая неопределенность сведений о Преподобном Поликарпе произошла от опустошений, произведенных в Брянске в начале XVII века, в так называемое Смутное время, поэтому уже к 1630 году никаких письменных актов в Поликарповом монастыре не уцелело. Сохранились достоверные сведения об особенном усердии к этому монастырю князей Барятинских. Из самого же расположения семейства князей Барятинских к тому монастырю местное предание заключает, что и строителем монастыря был один из членов этого княжеского семейства.

Некоторые историки таковым почитают князя Петра Ивановича Барятинского. На основании этих сведений и был когда-то составлен акафист Преподобному Поликарпу.

В исторических актах указывается, что князь Петр Барятинский был отправлен на реку Сестру воевать против шведского короля, а в 1576 году был назначен воеводой в Тулу. Через некоторое время его перевели в Холму. Позднее имя князя Петра встречается в Разрядных книгах в связи со спорами о местничестве.

Древние государственные порядки уже не отвечали новым требованиям политической жизни России. Тем не менее, помнившим живые предания старины, ревниво хранившим родовую честь и заботившимся о Отечестве людям было трудно мириться с новыми веяниями. Весьма возможно и вполне естественно, что князю Петру Ивановичу Барятинскому наскучила неправда при счетах его о местничестве. В своих назначениях на государеву службу рядом с людьми, по его мнению, стоявшими ниже его он видел поруху старинной чести.

Судя по сохранившимся историческим данным, князь Петр Барятинский был человек сильный духом, стойкий в своих убеждениях, с высоким представлением о родовой чести. В тяжелое царствование Иоанна Грозного он занимал почетные и видные места. При царе Борисе Годунове князь Петр Барятинский оставил мир, удалился в Брянск и принял постриг с именем Поликарп в честь Святого Поликарпа Смирнского.

Брянскую Землю он возлюбил не напрасно: ранее она уже была прославлена его благочестивыми предками, Преподобным князем Олегом-Леонтием, в монашестве Василием, и Благоверным князем Романом Михайловичем.

В Брянске бывший воевода устрояет обитель с храмом в честь Преображения Господня. Располагалась она на берегу Десны, в районе нынешней Набережной. С удалением князя Петра из мира для него начался скорбный и тяжелый путь — путь смирения, отречения от своей воли, иноческого перевоспитания. Нелегко было привыкать князю к суровой монашеской пище, привыкать к долгим уставным монастырским службам и впоследствии приучать к тому же других. Он сам следил за пением и чтением и был примером для всех: не пропускал ни одного Богослужения, молитвенное правило читал со слезами. Всецело отрешившись от прежней знатности, он работал в пекарне, копал огороды, носил воду, рубил дрова. Одежда его была неизменна зимой и летом: сапоги, подрясник и заплатанная ряса.

Постель состояла из узкой скамьи с небольшим деревянным изголовьем, одеяла не было вовсе. На теле, изнуренном трудами и бдением, Преподобный Поликарп носил вериги. Нередко он ходил и с тяжелым посохом.

Эти подвиги вызвали тайное недоброжелательство некоторых монахов. Некоторые лица из злобного любопытства разузнавали княжеское прошлое подвижника и извращали его; другие глумились над ним за глаза и осыпали бранью.

Сохранилось народное предание о поездках Преподобного Поликарпа в Киево-Печерскую обитель, где его изстрадавшаяся душа обретала новые силы для несения подвигов.

Когда Преподобный Поликарп построил Спасский Брянский монастырь, он ввел в нем, по благословению Старцев, строгий общежительный иноческий устав. Своим усердием Святой привлек многих иноков и Богомольцев. Аскетичность жизни соединялась в нем с достоинством, твердость и настойчивость с кротостью, хозяйственность с нестяжательностью, самостоятельность с полной покорностью, живая деятельность с перенесением многочисленных скорбей.

Чтобы удобнее было наблюдать за жизнью иноков, Преподобный Поликарп поручал молодых неопытных монахов руководству старших. Он обращался с наставлениями к братии, утверждал их примером личного послушания, нестяжательностью, ревностью к церковным службам.

Всем было известно, что Преподобный Поликарп спал мало, не раздеваясь. Не пропускал Утрени, говоря, что на этом Богослужении человек приносит в жертву Господу Богу свой покой. Нередко он так глубоко уходил в молитву, что не слышал подходивших к нему за благословением. От природы горячий и пылкий, он приобретал молитвой кротость и смирение. Все свободное от трудов время Преподобный посвящал чтению.

В последние годы жизни, несмотря на слабые силы, Святой Поликарп по-прежнему вел подвижническую жизнь, называя свои дела ничтожеством. Келлия его больше походила на землянку, чем на помещение игумена обители. Со всеми он обращался, как простой монах. Всякого встречал и провожал Преподобный с искренним сердечным участием. В голосе его всегда слышалась ласка и доброта. Говорил он с необычайным воодушевлением и эти беседы оставались в сердцах слушателей на всю их последующую жизнь.

По своему виду Преподобный Поликарп Брянский, Чудотворец, как передает иконописный подлинник, «был подобием сед, брада, аки Сергиева, ризы монашеския».

Скончался Преподобный Поликарп 23 февраля 1620 года (по другим данным в 1621 году). Он завещал «погребсти себя при празе церковном» в Преображенском соборе основанного им монастыря.

Сначала весьма небольшой и скромный Спасский монастырь, имеющий деревянный храм в честь Преображения Господня с приделом в честь Рождества Богородицы и храм в честь Святого Преподобного Поликарпа, в конце XVII века украшается каменными постройками: двухэтажной Спасо-Преображенской церковью, под нижним алтарем которой, в последствии была устроена Усыпальница благочестивых князей Барятинских, храмом в честь Рождества Богородицы и надвратной колокольней. Это строительство совершалось благодаря усердию двух братьев, князей Даниила и Алексия Барятинских, внучатых племянников князя Петра-Поликарпа.

Преображенский храм в 1862 году был разобран, и на месте ее был построен величественный Соборный храм. В июне 1899 года, во время посещения Брянска Епископом Орловским и Севским Никанором, брянским духовенством был поднят вопрос о сооружении гробницы на предполагаемом месте захоронения Преподобного Поликарпа, на что Архипастырь дал свое благословение. В ноябре 1900 года усердием Брянских граждан была сооружена благолепная гробница, поставленная в Соборе на предполагаемом месте погребения Святого Поликарпа.

В начале 60-х годов XX века величественный Преображенский Собор был взорван. Где находятся мощи Преподобного в настоящее время — известно одному лишь Богу.

Житие Преподобного священномученика Кукши Печерского, просветителя Брянского края и ученика его Преподобного Никона.

Кукша и Никон

(память 27 августа / 9 сентября, в Соборе Брянских Святых)

Святой Кукша был священноиноком Киево-Печерской Лавры, откуда в начале двенадцатого века (в 1115 году) пришел он в землю вятичей — язычников для проповеди им Святого Евангелия. Вятичи — наши предки, это небольшое славянское племя, обитавшее в древности по берегам рек Оки и Десны, в пределах нынешних Брянской, Орловской, Калужской и Тульской областей, которые в то время представляли собой непроходимые леса и дебри. Поселившись в стране лесной и дикой, наши предки ничем не отличались от дикарей. По свидетельству Святого Преподобного Нестора Летописца «они живут в лесах как всякий зверь и едят все нечистое», у них «браки не бывают, а сходятся между селами на игрища и на всякия бесовския песни и тут умыкают себе жен; имели же они и по две, и по три жены». Так была жалка жизнь наших предков, пока они оставались во мраке язычества.

Вятичи, проживавшие в нынешней Центральной части России удаленные от тогдашних культурных центров — Киева, Новгорода и прочих городов — значительно отставали от других славянских племен в духовной и материальной культуре. Но вот и среди них раздался голос Евангельского благовестия.

В Святом сонме праведников и подвижников Киево-Печерской Лавры в древности проводил свою подвижническую жизнь блаженный Кукша, происходивший из княжеской отрасли вятичей. Ни в житии Священномученика, ни в службе ему не упоминается о том, почему он, имея христианское имя Иоанн, сохранил языческое имя Кукши. Есть об этом несколько предположений, но, во всяком случае, народное имя провозвестника христианства не должно нас смущать, так как обычай иметь кроме христианского имени еще и народное сохранялся на Руси долгое время после принятия ею Православия.

Подвизаясь в непрестанной молитве, посте и бдении, этот ревнитель веры с великой скорбью взирал на то, что его соплеменники коснеют во мраке язычества и, быть может, не раз приходило ему на мысль взять на себя подвиг Апостольской проповеди среди родного языческого племени. И только отдаленность страны вятичей, грубость и жестокость своевольных обитателей этой области, тяжесть Апостольского подвига и нежелание расставаться со Святой и дорогой обителью Печерской удерживали блаженного Кукшу от исполнения его заветной мысли.

2-го мая 1115 года в Киеве происходило великое торжество, перенесение Святых мощей Мучеников князей Бориса и Глеба из старой деревянной церкви в новый каменный благолепный храм, заложенный Святославом Ярославичем и оконченный сыном его Олегом Святославичем Северским, владетелем вятичей, Ко дню этого торжества в Киев кроме Олега прибыл брат его Давид Святославич Черниговский и Владыка Феоктист, Епископ Черниговский, которые много говорили о необходимости просвещения светом Христовой веры доброго, но в то же время дикого племени вятичей.

Именно теперь Святой Кукша принял решение взять на себя подвиг проповеди веры Христовой среди своих соплеменников. Брянский край служил передовым постом проповеднической деятельности Святого Кукши и опорой для дальнейших успехов веры Христовой в земле вятичей.

Из летописи известно, что Святой Кукша отправился на проповедь к вятичам со своим учеником Никоном по реке Десне, так как в древности лучшими и удобнейшими путями сообщения служили реки. Таким образом, с достоверностью можно предположить, что первая Евангельская проповедь Святого Кукши началась в пределах нынешнего города Брянска. Вот почему для брянцев должна быть в особенности достопамятна Равноапостольная деятельность Священномученика Кукши.

Из Печерского Патерика известно, что проповедь Кукши сопровождалась великими знамениями и многими чудесами, что привлекало умы и сердца наших предков к проповеднику Христианской веры, свидетельствуя о Божественном посланничестве угодника Божия.

Для вятичей, добывавших средства к жизни земледелием большое значение имели благоприятные погодные условия. Известно, что во время проповеди Священномученика Кукши, при случившейся долговременной засухе, местные ведуны и бабки к своему окончательному посрамлению истощили все заклинания и заговоры, чтобы вызвать благодетельный дождь, но дождя все не было. И тогда Святой Кукша, помолившись Господу Богу, даровал нашим предкам столь понятное знамение всемогущества Божия, как обильный дождь на их изсохшие поля.

Но не всем была по душе деятельность Кукши. Если колдуны и чародеи даже и доныне имеют особое значение для некоторых людей, то в древние языческие времена они всецело владели душами народа. Понятно, что появление проповедников Христианства лишало их былого влияния. Вот почему языческие жрецы и поклонники всякого колдовства разжигали в себе чувство глубокой ненависти к проповедникам Истины, которые отняли у них народное доверие, и многочисленными чудесами, преимущественно же исцелением больных, привлекали к себе многих. Ревнителям старины распространение новой веры казалось крушением прежних устоев жизни. А проповедники Евангелия являлись в их глазах врагами народа, влекущими его к неизвестному и, по их мнению, худшему будущему. Эти ревнители старины и идолопоклонничества решили убить Святого Кукшу и его ученика и сподвижника инока Никона. Священномученик Кукша сознавал, какую ненависть возбуждал он среди языческих жрецов, и, конечно, мог предвидеть, что эта ненависть побудит их к насилию.

Поэтому Святой подвижник постом и молитвой готовил себя к мученической Христианской кончине. Само собой разумеется, что пламенная любовь к людям и ревность к Богу, которая вела его к просвещению во тьме сидящих, также понудила его пренебречь опасностями дальнего пути и жизни среди не знающих законов людей, которые не вменяли себе во грех грабеж и убийство.

Так о чудесах и подвигах Святого Кукши в Печерском Патерике свидетельствует Святой Симеон, Епископ Владимирский: «Могу ли умолчать, говорит он, и о сем Священномученике, черноризце того же Печерского монастыря, Кукше, о котором все ведают, как он бесов прогнал, вятичей крестил, дождь свел с неба, озеро изсушил и многие чудеса сотворил и, после многих мук, усечен был с учеником своим Никоном». Святой Кукша был предан мучению и умерщвлен с учеником своим в пределах города Мценска (Орловская область). Так закончилась многотрудная и преславная земная жизнь просветителей нашего Брянского края — Священномученика Кукши и ученика его Никона. Что сделалось с мощами Святого Никона остается неизвестным. А тело Святого Кукши, по его завещанию, из Мценска было перенесено в город Брянск, а затем по реке Десне доставлено в Киев, где и доныне Святые мощи его почивают в нетлении в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры.

В 1903 году в Брянск был доставлен образ Святого Кукши с частицей его мощей. В настоящее время о местонахождении этой Святыни ничего не известно.

Житие Преподобного Александра Пересвета.

 

Пересвет

 

(память 7/20 сентября, в Соборе Брянских Святых).Пред своим походом против Мамая Благоверный Великий князь Димитрий Иоаннович посетил обитель Преподобного Сергия и получил от угодника Божия благословение на борьбу с татаро-монгольскими полчищами. Благоверный князь просил у Преподобного, во уверение обещанной ему милости Божией, отпустить с ним двух бояр-иноков. Из них Александр Пересвет был прежде боярином Брянским, а Андрей Ослябя — боярином Любецким. Их мужество, мудрость и воинское искусство были еще хорошо памятны: до принятия монашества оба они славились как доблестные воины, храбрые богатыри и люди очень опытные в военном деле. Вот этих-то иноков богатырей и просил в свои полки Великий Князь у Преподобного Сергия. Он надеялся, что эти люди, всецело посвятившие себя Богу, своим мужеством могут служить примером для его воинства. Преподобный не замедлил исполнить просьбу Великого князя, на вере основанную, тотчас же повелев Пересвету и Ослябе изготовляться на дело ратное. С радостью приняли доблестные иноки повеление своего любимого старца-игумена, который приказал им, в замену лат и шлемов, возложить на себя схимы, украшенные изображением Креста Христова. «Вот вам, дети мои, оружие нетленное, — говорил он им, — да будет оно вам вместо щитов и шлемов бранных». Поручая их Великому Князю, Святой старец сказал ему: «Вот тебе, возлюбленный Княже, мои оруженосцы и послушники!» А им сказал: «Мир вам, возлюбленные о Христе братия! Мужайтесь, яко добрые воины Христовы! Приспело время вашея купли».Наступил грозный час битвы, решавшей участь тогдашней России. В самый полдень, 8 сентября 1380 года, оба войска сошлись лицом к лицу при устье реки Непрядвы…Вдруг, с татарской стороны выехал вперед богатырь, огромного роста, крепкого сложения, страшной наружности; звали его Челубей, а родом он был печенег. Тщеславный своей силой, подобно древнему Голиафу, грозно потрясал он копьем и вызывал на единоборство кого-либо из русских витязей. Страшно было смотреть на этого великана, и русские думали про себя: «Ах, если бы нашелся кто-нибудь из наших, который бы поразил его!» И хотя много было среди них могучих витязей, но никто не решался вызваться добровольно на такой подвиг…Прошло несколько минут томительного ожидания, и вот из полка Владимира Всеволодовича выступает один из Сергиевых иноков, его усердный послушник, схимонах Александр Пересвет. Пламенея ревностью по вере Христовой и любовью к дорогой Родине, он не стерпел поношения от дерзкого татарина всему воинству Православному, выехал вперед и, обратившись к Великому князю Димитрию Иоанновичу и к другим князьям, сказал: «Не смущайтесь этим нисколько: велик Бог наш и велика крепость Его! Гордый татарин не мнит найти среди нас никого, равного себе витязя; но я желаю с ним переведаться, я выхожу против него во имя Господа Сил и готов воспринять венец Царства Небесного!»Вместо брони и шлема Александр облечен был в схиму Ангельского образа (так благословил его Преподобный Сергий); на сей одежде на челе, на груди было нашито знамение воина Христова — Крест Господень. Доблестный инок-воин, выходя на единоборство, окропил себя Святой водой; простился со своим собратом Андреем Ослябею, с Великим Князем, со всеми вождями и воинством Православным и громко воскликнул: «Отцы и братие! Простите меня, грешного!» «Бог тебя простит, благословит и молитвами отца Сергия да поможет тебе», — было ему всеобщим ответом.Все были тронуты до слез самоотвержением инока; все молили Бога, да поможет ему, как древле Давиду против Голиафа. А он, в одном схимническом одеянии, без лат и шлема, вооруженный тяжеловесным копьем, подобно молнии, устремился на своем быстром коне против татарина. Раздались громкие восклицания с той и другой стороны; оба витязя сближаются, ударяют друг друга тяжелыми копьями столь крепко, столь громко и сильно, что, казалось, потряслось самое место их битвы, и… оба богатыря пали мертвыми на землю!..После победы на поле Куликовом Великий Князь приказал перевезти тело Мученика-героя в Москву, а Преподобный Феодор, ученик и племянник Преподобного Сергия, пожелал похоронить его в своей Симоновской обители. Андрей Ослябя остался невредим после битвы с татарами: в 1398 году Великий Князь Василий Дмитриевич посылал его в Царьград с милостыней. Он погребен рядом со своим соратником, Александром Пересветом, в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Московском Старо-Симоновом монастыре.После 1917 года на месте Симонова монастыря был построен трансформаторный завод, а в церкви Рождества Пресвятой Богородицы находился компрессорный цех. Ныне храм возвращен Русской Православной Церкви, Святые мощи Воинов-схимников находятся в нем под спудом.Преподобные Александр Пересвет и Андрей Ослябя прославлены в Соборе Радонежских Святых в 1981 году. Память их 7 сентября, 6 июля (в Соборе Радонежских Святых), 22 сентября (в Соборе Тульских Святых), в Воскресение перед 26 августа (в Соборе Московских Святых) и 20 сентября (в Соборе Брянских Святых).

(680)

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *